Среда, 26.07.2017, 05:33

Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » . Боевая часть » Люди... » Полковник Б.Ф. Ушаков
Полковник Б.Ф. Ушаков
poruchik_LukashДата: Воскресенье, 15.01.2012, 11:10 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 182
Статус: Offline
Доступно только для пользователей
Б.Ф. Ушаков 1917 год.

Доступно только для пользователей
Полковник
Борис Фёдорович Ушаков.


Мост на рѣкѣ Бѣлой был взорван и красные начали отступать к г. Иркутску. Участь города была рѣшена. Есаул Красильников получил боевое заданіе совершить смѣлый кавалерійскій рейд: с отрядом в нѣсколько сот сабель (если не измѣняет мнѣ память, то было 2 или 3 сотни всадников) он должен был переправиться через рѣку Ангару и вскакать в г. Иркутск со стороны озера Байкал.

Естественно, что с двумя сотнями сабель, ворвавшись в губернски город и столкнувшись с превосходными силами гарнизона, нельзя было разсчитывать на успѣх; но принимались во вниманіе нелегальныя офицерскія организации, которыя в случаѣ появленія в городѣ бѣлой кавалеріи могли бы выйти из подполья и примкнуть к отряду в борьбѣ с красными частями.
Разсчет оправдался. Красильников с необычайной дерзостью ворвался в город — офицеры примкнули — красный Иркутск стал бѣлым. 18 Іюля Русско - чешскіе полки вошли в город. Иркутск восторженно встрѣтил своих освободителей.

Впереди было самое трудное: озеро Байкал с Кругобайкальской желѣзной дорогой, с тридцатью девятью тоннелями по ней и совершенным отсутствіем обходных дорог; с одной стороны — суровыя воды Байкала, с другой - скалистые горные утесы.
Озеро Байкал с красной стороны (база ст. Мысовая) охранялась ледоколом „Байкал" с 6-ти дюймовым вооруженіем и посыльным судном „Ангарой" с 3-х дюймовыми орудіями.
С бѣлой стороны не было ни одного судна, которое могло бы выступить против „Байкала" и „Ангары".
Командному составу предстояла трудная задача придумать и превратить в жизнь, как форсировать Байкал и прорваться сквозь 39 тоннелей с таким разсчетом, чтобы не дать возможности взорвать - завалить „тридцать девятую" - тоннель (длиной болѣе версты) близ ст. Слюдянка.
Во главѣ операціи был полковник Ушаков — лично руководившій отрядами идущими захватить первую станцію Култук.
Взятіе ст. Култук — Суворовская страничка бѣлаго движенія на Востокѣ. С величайшим упорством и героизмом преодолѣвая скалистые утесы, пробирался отряд к намѣченной цѣли, под личным начальством полковника Ушакова.
Ст. Култук была взята и со взятіем ея начинается отчаянная борьба за овладѣніе Кругобайкальской желѣзной дорогой.

Без дессанта нечего было и разсчитывать на быстрое завершеніе этой oneраціи. Полковник Ушаков рѣшился сдѣлать отчаянную высадку дессанта в селѣ Посольском с выходом на ст. Посольскую в тылу красной арміи. В совершенном секретѣ было приступлено к оборудованію двух барж, загруженных песком, тяжелой 6-ти дюймовой артиллеріей, между этими двумя баржами установлен крошечный пароходик, который и должен был ночью перетащить через Байкал эти двѣ баржи, на которых был погружен Барнаульскій полк. Вмѣстѣ с полком, двинулся в поход и сам полк. Ушаков.
Первыя задачи были таковы: пользуясь ночной темнотой и утренним туманом высадить дессант в селѣ Посольском, а „крейсеру" столь странно сконструированному, выйги на ст. Мысовую, вступить в бой с „Байкалом" и разстрѣлять его.
Обѣ эти и рвоначальныя задачи были удачно выполнены: дессант высадился совершенно незамѣченно, а с наступленіем разсвѣта, как только начал разсѣиваться туман на озерѣ Байкал, подошедшій наш примитивный „крейсер" открыл огонь по ледоколу „Байкал".
Команда „Байкала" растерялась, совершенно не допуская возможности появленія опасности на водѣ, они знали, что по ту сторону Байкала не было ни одного судна, на котором можно было бы рискнуть выйти в открытое озеро.
Со второго снаряда „Байкал" начал горѣть, успѣв сдѣлать два выстрѣла без попаданія.
Развертываніе дессанта в ночное время в тылу у непріятеля протекало вначалѣ так же удачно, как и работа „крейсера". Отряд двинулся к ст. Посольская которую необходимо было захватить с таким разсчетом, чтобы ни ст. Мысовая на Байкалѣ и ни ст. Селенга в сторону Верхнеудинска не догадались бы о захватѣ.
Ст. Посольская была захвачена таким образом, что ни один из красных желѣзнодорожников не успѣл предупредить ни Мысовую, ни Селенгу о событіях, которыя произошли в Посольской.
Разъѣзды в ту и другую сторону постигла та же участь.

На станціи попали в наши руки два паровоза и нѣсколько вагонов. По телефону со ст. Селенга затребовали: „товарищи, немедленно отправляйте поѣзд с взрывчатыми веществами — нужда неотложная."
Прибыли необходимые подрывные матеріалы предназначенные для взрыва моста у ст. Посольская для того, чтобы отрѣзать пути броневикам и эшелонам, которые с разсвѣтом, конечно, откроют тайну и бросятся прорывать себѣ дорогу на г. Верхнеудинск.

В сторону Мысовой выступила рота Барнаульскаго полка для прикрытія ст. Посольской и нащупыванья противника.
И когда на станціи всѣ приготовленія были закончены роты Барнаульскаго полка были развернуты по позиціям в готовности утром сдерживать напор красной арміи, которая бросится от Мысовой.

Полковник Ушаков на паровозѣ вмѣстѣ со своим адъютантом, сербом по происхожденію, отправился в сторону ст. Мысовой к авангардной ротѣ Барнаульскаго полка.
В ночной темнотѣ, ведомая вперед ротным командиром, который не обладал должной на сей случай дерзостью, рота отошла от полотна желѣзной дороги и полковник Ушаков на паровозѣ проѣхал своих и въѣхал в расположеніе красных.
По роковой случайности он остановил свой паровоз перед толпой каких-то солдат (было нѣсколько рот красных частей, которые были мобилизованы в гор. Барнаулѣ и носили то же наименованіе, как и Барнаупьскій полк).
В темнотѣ ночной, ничего не подозрѣвая и думая, что это авангардная рота Барнаульскаго полка, полковник Ушаков, спускаясь по ступенькам паровоза, поздоровался:
— „Здорово, Барнаульцы!" на что услышал:
— „Здравствуй, товарищ!"
Говорили, что машинист, предчувствуя недоброе, советовал дать задній ход, увидя накопленіе солдатских фигур на полотнѣ желЬзной дороги, но полк. Ушаков сказал:
„Вздор, здѣсь должны быть барнаульцы"
Не внял осторожным словам машиниста — не в характерѣ этого начальника было малодушіе.
За эту отвагу и рѣшительность, что, конечно, является лучшим украшеніем военнаго, он поплатился мученической смертью.
Полковник Ушаков был звѣрски замучен озвѣрѣвшими красноармейцами вмѣстѣ со своим адъютантом - сербом 4-го сентября 1918 года*.
Тек рано ушел от сибиряков один из любимых начальников.
Мир праху твоему!
Дѣла твои и смерть твоя будет для нас примѣром. И имя твое не будет забыто.

"Первопоходник" № 27-28 Октябрь-Декабрь 1975


Примечание* Подполковник Ушаков был убит вместе с прапорщиком Станчичем.

Доступно только для пользователей
Б.Ф. Ушаков (в центре, в кожаной куртке)
на палубе парохода "Бурят"
Фото из альбома "K VÍTĚZNÉ SVOBODĚ
1914-1918-1928"


Перепост с сайта Хронос:

Ушаков Борис Фёдорович (? 1891 - по данным VUA - 17.08.1918). Подполковник (1917). Полковник чешской армии, 20.08.1918 (произведен посмертно). В Белом движении: 02.1918 по его просьбе был принят в ряды 1-й Чешской дивизии Чехословацкого корпуса в районе Житомира, офицером в штаб 4-го имени Прокопа Великого чешского полка. При ударе в районе Бахмута по Чехословацкому корпусу немецкими войсками, целью которых была оккупация Украины и части России, умело и квалифицированно организовал оборону полка и добился поддержки войсками большевиков. Чехословацкий корпус благополучно начал отступать на восток, 02 — 06.1918. После мятежа 25.05.1918, по рекомендации начальника штаба корпуса , генерала Дитерихса 06.1918 окончательно был зачислен в ряды Чехословацкого корпуса и назначен ВРИО начальника штаба 2-й Чешской дивизии; 06 — 08.1918. Войска 2-й чешской дивизии (части 6-го Ганатского, 7-го Татранского (капитан Гай-да), 8-го Моравско-Силезского и 2-го Запасного полков; ударного батальона и других артиллерийских, вспомогательных и штабных частей; всего около 11 000) к 25.05.1918 располагалась вдоль Сибирской магистрали от Кургана до Иркутска (около 3000 километров). С началом мятежа 25.05.1918 части 7-го полка капитана Гайды захватили Мариинск, части под командованием подполковника Ушакова Б.Ф. освободили от власти большевиков Канск. Однако в Иркутске большевики и их красногвардейские части, в свою очередь, разоружили передовые части 2-й Чешской дивизии этой Новониколаевской Сибирской группы Чехословацкого корпуса и 28.06.1918 прочно обосновались в Иркутске. 07.1918 подошедшие войска 1-го Средне-Сибирского корпуса (подполковник Пепеляев А.Н.) Сибирской армии (генерала Гришин —Алмазов А.Н.) начали штурмовать Иркутск. К ним присоединились подошедшие части 2-й Чешской дивизии Чехословацкого корпуса, а также антисоветские партизанские отряды этого региона, включая партизанский отряд есаула Красильникова И.Н. 11.07.1918 Иркутск был взят, большевистские власти бежали из города. В этих боях русские войска Средне-Сибирского корпуса и партизанские отряды предстали как квалифицированная, дисциплинированная военная сила, готовая успешно противостоять войскам Красной армии большевиков. Отличившиеся командиры в своем большинстве (Пепеляев, Вишневский, Уге-Уговец и многие другие) были повышены в воинских званиях. Среди отличившихся был и Партизанский отряд есаула Красильникова, которого также произвели в войсковые старшины. Многие командиры частей 2-й Чешской дивизии также получили повьпнения в должностях и воинских званиях. Среди последних были капитан Гайда и подполковник Ушаков. Последний просил командующего Иркутским округом генерала Эллерц-Усова ускорить формирование новой Иркутской дивизии для Средне-Сибирского корпуса, что вскоре и было выполнено. (3-я Иркутская Сибирская стрелковая дивизия.

Еще 25.06.1918 части Средне-Сибирского корпуса начали атаку на Нижнеудинск (Улан-Удэ). После 6-й дневных ожесточенных боев, удар обходного маневра отряда подъесаула И.Н. Красильникова заставил советские войска начать отступление. 31.06.1918 Нижнеудинск перешел под контроль Белой армии. Продолжая преследование советских войск по Кругобайкальскому тракту от Иркутска на Култук, к 15—18.07.1918 части 2-го Новониколаевского полка захватили станцию Байкал, а чешские части, обходя горы, вошли в село Лиственичное, а также село Култук. 26.07.1918 войска генерала Пепеляева вышли к станции Мурино, преодолевая ожесточенное сопротивление противника. И только 07.08.1918 станция Мурино перешла в руки Белой армии. В этих боях окруженный красными частями небольшой отряд подполковника Ушакова (начальник штаба российских войск в составе Чехословацкого корпуса) был окружен, а Ушаков — 17.08.1918 зверски убит. Разгром красных войск в большом решающем сражении за Байкал 15—17.08.1918 у станции Посольская под руководством погибшего подполковника Ушакова, положил, можно сказать, окончание военным действиям в битве за Байкал. Красная армия из 3000 прорывавшихся на Верхнеудинск по Култукскому тракту (и далее — в Монголию) смогла сохранить и вывести не более 4-х сот. Кроме того, в руках Гайды и Пепеляева оказались 59 поездов и эшелонов со штабами корпусов и дивизий, продовольствием, а также склады медицинского оборудования, санитарные поезда и другие виды снаряжения и снабжения.
По просьбе штаба Чехословацкого корпуса 28.08.1918 войска атамана Семенова начали встречное наступление на Читу из Маньчжурии, куда они ранее были выдавлены Красной армией. 26.08.1918 с помощью антисоветского выступления в Чите, войска атамана Семенова 26.08.1918 возвратились в Читу. 30.08.1918 чешские части и войска полковника Пепеляева в районе станции Оловянная на реке Онон встретились с войсками атамана Семенова. Временное сибирское правительство произвело атамана Семенова в полковники и назначило командующим 5-м Приамурским ВО. Забайкалье также перешло под контроль Белой армии. Полковник Гайда 27.09.1918 убыл в Екатеринбург. «Восточный фронт» — часть Западно-Сибирской армии прекратил свое существование.

Использованы материалы кн.: Валерий Клавинг, Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. М., 2003.

Доступно только для пользователей
Тело зверски убитого большевиками Б.Ф. Ушакова.
Фото из дневника FRANTIŠKA POCHYLY,
подпоручика 1-й конной батареи И.И. Куликовского


Доступно только для пользователей
Похороны Б.Ф. Ушакова в Канске.
Фото из альбома "K VÍTĚZNÉ SVOBODĚ
1914-1918-1928".

.
Прикрепления: 3943062.jpg(41Kb) · 2256034.jpg(120Kb) · 9105179.jpg(138Kb) · 1753718.jpg(144Kb) · 4293351.jpg(62Kb)


 
poruchik_LukashДата: Среда, 03.10.2012, 14:06 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 182
Статус: Offline
А.Г. Елисеенко, г. Красноярск,
М.Г. Ситников, г. Пермь


Полковник Ушаков Борис Федорович.

Борис Федорович Ушаков родился 2 мая 1889 года. Учился в Псковском кадетском военном корпусе, который закончил в 1906 году фельдфебелем (1). Поступил в Павловское военное училище, из которого был выпущен 15 июня 1908 года подпоручиком в Лейб-гвардии Финляндский полк и к 1 января 1909 года проходил службу в указанном полку (2).
15 июня 1912 получил чин поручика. Перед самой войной закончил Николаевскую Академию Генерального штаба по 1-му разряду, по окончании которой приказом по генштабу №12 за 1914 был прикомандирован к штабу Виленского военного округа для испытания. В этот же год произведен в штабс-капитаны (с 15.06.1914) и награжден орденом Станислава 3-й степени (8.05.1914) (3).
Участник Первой мировой войны. Занимал штабные должности в 4-й и 13-й армиях.
Помощник старшего адъютанта отделения генерал-квартирмейстера штаба 12-й армии (на 01.01.1916), обер-офицер для поручений при штабе 25-го армейского корпуса, в который входили 46 пехотная и 3-я гренадерская дивизии. С 31 марта 1916 года он назначается старшим адъютантом штаба 3-й гренадерской дивизии в чине капитана (4). С сентября 1916 года 25-м корпусом командует Лавр Георгиевич Корнилов, с которым Ушаков познакомился во время боя под Затурцами. Их связь не прерывалась вплоть до января 1918 года. Известно, что Ушаков последний раз видел генерала, когда он находился в качестве арестованного в Быхове (5).
Переворот февраля 1917 года застал Ушакова в штабе Особой армии. Ему принадлежит фраза: «Россию спасут только славяне, только славяне должны быть у власти. Никаких подлецов, никаких лиц, носящих не русские фамилии не должно быть у власти. Никаких подлецов, привезенных из-за границы в запломбированных и незапломбированных поездах, моченных или немоченых нельзя допускать на пушечный выстрел к власти, ибо их руки не чисты и их дела грязны» (6).
Борис Федорович принял активное участие в строительстве новой демократической армии. Он участвовал в армейских съездах, был делегатом на знаменитом Московском совещании. Из Москвы он уехал в Киев, где его и застал так называемый Корниловский переворот» (7).
На последнем ноябрьском съезде Особой армии толпа солдат требовала расстрела подполковника Ушакова. В январе 1918 года он был арестован большевиками в Ровно, из тюрьмы его освободил штаб Особой армии. Началось наступление немцев. Особая армия отступала в направлении Новоград-Волынский – Житомир. Примерно по этому же пути отступал чехословацкий корпус, так Ушаков оказался в чешской армии. Чешский офицер Р. Медек так описывает первую встречу с ним. «Я был в отряде 1-й Чешской дивизии в Житомире в конце февраля 1918 г., когда к нам в канцелярию пришел молодой офицер Генерального штаба, принес важные вести и попросил взять его с нами при нашем тяжелом отступлении. Он сопутствовал нам не пассажиром, но соратником и безустанным воином…. Он был человеком юного жара, сильного размаха и твердого мужества. Один из тех немногих русских людей, которые умели нас понять, умели с нами воевать до конца и с нами умирать» (8). В чешской армии, Борис Федорович был назначен начальником штаба 2-й дивизии (9). В трудные и смутные дни Бахмача, когда чешским войскам грозила смертельная опасность, он не только организо
вал серьезную оборону против немцев, но хладнокровно и энергично разрешил спор с большевистским командованием. Уже в Пензе Ушаков был принят в Чешскую армию и временно назначен начальником штаба 1-й дивизии, но фактически в должность не вступил (10). Под Бахмачом Чехословацкий корпус вел бои с австро-германцами с 7 по 14 марта. И хотя Ушаков находился в корпусе всего несколько недель, его уже назначают начальником штаба чешского арьергарда и он блестяще выполнил возложенную на него задачу. По поводу этих боев подполковник Ушаков доносил: «У немцев не было ни численного, ни технического превосходства, и чешские войска могли держать Бахмач и далее. Однако перед командованием арьергарда была поставлена задача – без нужды не ввязываться в бой, вывести войска из боя с наименьшими потерями, погрузить и отправить их из Бахмача, чтобы они соединились с остальными частями корпуса. Эту задачу удалось выполнить, причем главные трудности при выполнении создавали не немцы; они вытекали из внутриполитической обстановки в России; иными словами выполнение этой задачи тормозили командиры советских войск, поэтому пришлось пустить в ход дипломатию, угрозы, лесть и даже использовать то обстоятельство, что комиссары не имели никаких познаний в военном деле» (11).
Во Владивосток подполковник Ушаков отправился с эшелоном ударного батальона (12), с которым добрался до Красноярска. В городе было спокойно.
23-24 мая в губернском центре относительно мирно разоружались авиационно-
штабные части чехословацкого корпуса. Согласно договоренностям советских представителей и чехов, заключенным при посредничестве французских и американских генконсулов Буржуа и Гарри, «русские власти» должны были дать на
эшелон для охраны 30 винтовок и 600 патронов. Чешским военным предоставлялась возможность движения до станции Чита Забайкальской железной дороги (13).
В ходе разоружения чехов, красные стремились выявить бывших офицеров
Российской армии, находившихся на службе в Чехословацком корпусе, с целью их
ареста. Ушакову удалось скрыться, и к 27 мая он объявился в Канском уезде.
К этому времени на станции Канск-Енисейский располагалось два чехословацких эшелона, в которых следовал Отдельный ударный батальон штабс-капитана Дворжака. Первый был отправлен на восток утром 27 мая. Однако второй эшелон, с которым находился Ушаков, задержался, из-за отсутствия локомотивов.
Днем ранее, 26 мая, Канский исполком совдепа получил информацию о захвате чехами Нижне-Удинска Иркутской губернии. При этом советским представителям удалось перехватить в Иланском телеграмму: «Эшелон №19, приказ Гайды выполнен. Нижне-Удинск в наших руках» (14).


 
poruchik_LukashДата: Среда, 03.10.2012, 14:11 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 182
Статус: Offline
Уже утром 29 мая в Канск приходит приказ из Красноярска – эшелон не от-
правлять, что из губернского центра будет выслан боевой отряд для разоружения
чехов. Паровозы, которые вышли в Канск, были остановлены15. В это время, под-
полковник Ушаков, по всей видимости, находился на станции Иланской, и видел
телеграмму из Красноярска. Как докладывал на заседании губисполкома Енисей-
ской губернии товарищ председателя Канского исполкома Андреев: «Ушаков
сильно заволновался и немедленно ушел к эшелону». «Чувствовалось, что кон-
фликт назревает. Советскому военному отделу было дано распоряжение быть наготове», - писала по горячим следам 6 июня 1918 года газета большевистской
партии в губернии «Красноярский рабочий»16.
30 мая в Канске перед рассветом Ушаков созвал ротных командиров и, по-
знакомив их с содержанием телеграмм, сказал: ―Братья, решайтесь в 10 минут,
скоро станет светло и будет поздно‖17.
В 4 часа на станции Канск-Енисейский, по данным большевиков, раздались
первые выстрелы. При этом был убит красногвардеец-часовой. Далее чехи напра-
вились в город, разоружив охрану железнодорожного моста. И вновь красногвар-
дейцы понесли потери. Один часовой был убит, другой ранен.
Стоит добавить, что в Канске в мае формировался местный советский ба-
тальон. Однако этот процесс не был завершен, в результате город имел очень не-
много боеспособных отрядов красных. Отряд же из Красноярска, обещанный кан-
скому совдепу, так и не прибыл.
Войдя в город, подразделения ударного батальона, обезвредили местную ми-
лицию и захватили штаб Красной гвардии, где было обнаружено до 50 винтовок.
Ими вооружили русских добровольцев из белого подполья. Далее чехи захватили
военный городок и тюрьму, разоружив остатки красного гарнизона Канска. Уже к
полудню, было задержано большинство членов совдепа (Андреев, Синицын. Ро-
галевич и др.)18. Власть в Канске была передана штабу местных повстанцев, в
который входили полковники Мочалов, Курчин и другие офицеры. Ушаков, как
фактический командир чехословацких войск на востоке Енисейской губернии,
поступил с поверженным врагом довольно благородно. Многих членов совдепа
выпустили спустя пару дней. Трем совдеповцам даже разрешили уехать в Красно-
ярск. Причем им выделили отдельный паровоз до станции Заозерный19.
С низвержением Советской власти вся жизнь в городе Канске замерла. Уша-
ков увидел, что белогвардейцы, которые, хорошо командуют ротами и полками,
для гражданской практической работы совершенно не пригодны: поэтому он уже
1 июня выпустил совдеповцев Канска, разрешив им собраться 2 июня как членам
«бывшего совдепа». Однако местные большевики вместо формальной передачи
власти СВП, заявили, что «снимают с себя ответственность за происходящее в
Канске». Ушаков на этом заседании лично просил выделить из состава совета
специалистов для управления городом (Каннский совет отличался пониженной
долей приезжих большевиков, зато там было много инженеров и просто людей с
опытом и образованием).
Ушаков неоднократно обращался к советским работникам, чтобы те вновь
занялись городскими делами. Но в ответ каждый раз следовало заявление, что
они обличены доверием трудового народа и с уничтожением советской власти их
полномочия закончились; слугами же иноземных захватчиков они быть не жела-
ют.
В городе, даже среди тех. кто в первые дни ходил с белой повязкой, назрева-
ет недовольство. Нет продовольствия; жалованье не платится20. Появляется раз-
нообразные слухи. Чтобы успокоить население Ушаков делает заявление:
«Приглашаю всех спокойно относится к этим слухам. В частности по поводу
слухов о том, что у членов бывшего объединенного совета найдены большие де-
нежные суммы и т.п. Заявляю, что ничего подобного не было….
Наконец ко мне поступают сведения о начавшемся вздувании цен на базарах
очевидно людьми, которые больше думают о своем кармане, чем о спасении
страны. Призываю одуматься и постараюсь принять против этого меры».
С 23.00 с 10 по 16 июня в Енисейской губернии было заключено перемирие
между чехословаками и советскими войсками. А 17 июня отряд подполковника
Ушакова повел наступление в направлении Красноярска. В Канском уезде обра-
зовался Клюквенский фронт (по названию станции на Транссибирской дороге,
ныне это город Уяр). Именно здесь развернулось сражение, в котором Борис Уша-
ков смог проявить свой полководческий талант.
Общая численность красногвардейцев на этом фронте превышала тысячу че-
ловек21. Лучшими солдатами, как и везде в Сибири, были мадьяры и латыши. В
воспоминаниях красногвардейцев, они называются «наиболее дисциплинированной
силой». Рано утром, 16 июня чешские подразделения подошли к Клюквенной.
Выступил «обходной отряд» прапорщика Щвеца. У Громадска, чтобы лишить
красных связи с Красноярском, были перерезаны телефонные провода. Затем на-
чалась атака чехов и русских добровольцев. Поручик Янечек с 4-й ротой и двумя
взводами 2-й роты, пересек реку Рыбную и вышел на правый фланг советских
позиций. Поручик Гасек с 1-й ротой и двумя другими взводами, должен был взять
под контроль железнодорожный мост.
Перед мостом встал импровизированный чешский бронепоезд. Локомотив
отвлек красных. В это время Янечек со своей группой ударил по правому крылу
советских позиций. Однако с ходу сломить сопротивление не удалось. Пулеметы
красных прибили чехов к земле. Тем не менее, они продолжали ползти вперед.
Подполковник Ушаков лично повел бойцов в атаку.
«Пулеметы усилено опустошали и их и наши ряды. Некоторые красногвар-
дейцы пытались бежать, но их вернули под угрозой расстрела», - вспоминал уча-
стник боя П. Москалев в 1923 году22.
Начало боя не предвещала чехам ничего хорошего. Однако вмешался случай.
Со станции Клюквенной на полной скорости мчался паровоз, которым красные
намеревались протаранить чешский бронепоезд. Однако чехи успели отцепить от
своего поезда одну из платформ, пустив ее навстречу локомотиву. Паровоз нале-
тел на платформу, проехал несколько метров, после чего сошел с рельсов. Чеш-
ский поезд был спасен.
Согласно чешским данным, «неприятель не выдержал напора и стал отхо-
дить». При этом отмечается упорное сопротивление интернационалистов, прежде
всего венгров. Если верить чехам, дело дошло до рукопашной. И здесь чехи ока-
зываются на высоте. По их сведениям, началась паника, в ходе которой красно-
гвардейцы заполнили поезда, надеясь спастись бегством в направлении Красно-
ярска. Однако железнодорожные пути уже были перерезаны группой Швеца. Ему
на помощь пришел отряд Гасека, вместе они разрушили полотно, уничтожив пе-
шие группы красных. После двух часов боя за мост чехи захватили два орудия и
несколько пулеметов.
Вместе с тем, отметим, что сами красногвардейцы отмечают «интересные»
действия своих командиров. Так, П. Москалев вспоминал, что отступать начали
после того, как взводный скомандовал окружение. Лишь после этого красные ста-
ли отходить.
Командующий фронтом Кузнецов заявил, что «дальнейшее сопротивление
бесполезно, и повел нас в Красноярск».
Ехавших в поездах красногвардейцах уже ждали чешские отряды. На разру-
шенных путях первый состав сошел с рельсов. В это время подошел еще один
поезд, столкнувшийся с первым. Уцелевшие красноармейцы организовали обо-
рону против наступающих чехословаков.
В это время подошел следующий поезд красных. Машинисты паровоза во-
время заметили первые два состава и остановили локомотив. После короткого боя
с отрядом Гасека, красногвардейцы сдались - гласит чешская версия событий.
Однако часть сил Клюквенского фронта чехам уничтожить не удалось. В Ры-
бинском в это время еще находился крупный отряд Якова Дубровинского – около
250 человек с двумя пулеметами. Кроме того, часть красных отступила на стан-
цию Балай. Тех, кто бежал в одиночку, ждала незавидная судьба. «Крестьяне
ловили их, обезоруживали и часто убивали».
Штаб отряда Дубровинского, получивший информацию о разгроме под Клю-
квенной, начал совещание. В обсуждении сложившегося положения приняли уча-
стие командиры венгров, латышей и красногвардейцы-фронтовики (участники
Первой мировой войны). По его итогам, Дубровинский решил вести своих людей
в Красноярск.
Чехи, между тем, считали трофеи «битвы за Клюквенную». По их данным
красногвардейцы потеряли свыше 150 убитыми и 300 ранеными. Было захвачено
несколько пулеметов, большое число боеприпасов, винтовок, ручных гранат и два
артиллерийских орудия. В плен чехословаки взяли свыше 300 человек. Собствен-
ные потери 1 ударного батальона составили 15 человек убитыми (в том числе два
офицера) и 16 – ранеными. Несколько отличаются эти цифры в воспоминаниях
Р. Гайды. По его данным красные потеряли 200 убитыми. У чехов безвозвратные
потери составили 14 человек.
Красные намеривались, было удержать позиции на реке у Камарчаги. Уша-
ков предложил им сложить оружие без сопротивления. До боя дело не дошло – на
станции Сорокино подполковник встретился с делегацией железнодорожников,
сообщивших о падении советской власти в Красноярске.
Утром 19 июня 1918 года в Красноярск с востока (по захваченному мосту)
вошла рота ударного батальона со штабом группы подполковника Ушакова.
По сведениям капитана А.А. Кириллова к 20 июня в Красноярске было со-
средоточено 2800 бойцов Западно-Сибирской армии и чехословацкого корпуса
при 8-ми орудиях и 24 пулеметах23. Такой большой контингент войск невозможно
было в этих условиях быстро перебросить в Нижнеудинск. К тому же на железной
дороге началась забастовка железнодорожников, которые требовали отмены
сдельной оплаты труда.
Следующим рубежом для молодой Сибирской армии был Иркутск. Группа
войск, под командованием капитана Гайды, к 24-25 июня достигла Нижнеудин-
ска, где чешские части вели бои с красными. Преимущество было на стороне
красных, но в это время прибыла делегация чехов из Владивостока для перегово-
ров, которая заключила соглашение о перемирии. 23 июня Гайда начал наступ-
ление антибольшевистских сил, сорвав переговоры чешской владивостокской
делегации с Центросибирью.
Разбив красногвардейские отряды под Нижнеудинском, группа Гайды стре-
мительно продвигалась к Иркутску. Красное командование было в растерянности
и не знало защищать столицу Сибири Иркутск или нет, но расстрелы противников
коммунистов планировало. Для внезапного захвата Иркутска командование груп-
пы войск в лице Гайды, Ушакова и Пепеляева разработало план операции, соглас-
но которого было сформировано четыре колонны.


 
poruchik_LukashДата: Среда, 03.10.2012, 14:13 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 182
Статус: Offline
Первая колонна (чешский ударный батальон и 1-й Томский полк, всего
700 штыков) под началом капитана Кадлеца направлялась на Култук в тыл Иркут-
ска с юга для захвата и сохранения Кругобайкальских туннелей. Вторая колонна (2-й Новониколаевский полк и батальон чехословаков, всего 600 штыков) подпол-
ковника Перчука выдвигалась для лобового удара по линии железной дороги.
Третья колонна (3-й Томский, Барнаульский и отряд Красильникова, всего
800 человек) полковника Пепеляева - двигалась по Александровскому тракту для
нанесения флангового удара. Четвертая колонна (сводный отряд в 300 штыков)
полковника Вишневского направлялась в Верхоленск, чтобы отрезать путь крас-
ным на север. Численность белых под Иркутском составляла 2400 человек, против
7-8 тысяч человек красных24.
План был реализован блестяще. Белые войска подоспели во время, предот-
вратив расстрелы иркутян, а поднятое восстание офицерской организации было во
время поддержано. Иркутск был освобожден от большевиков.
15 июля 1918 года подполковник Ушаков с тремя ротами 7-го Татранского
полка прибывает на позиции у станции Култук и берет руководство войсками в
свои руки. Здесь уже находились части 1-го Томского полка, ударный чешский
батальон, а 17 июля прибыл Барнаульский полк.
20 июля Барнаульский, 1-й Томский полки и подразделения 7-го Татранского
чешского полка с боем заняли станцию Слюдянка, захватив 15 паровозов. При
отступлении красные взорвали мосты через реку Слюдянку и Киркидайский тон-
нель (№39), последний на Кругобайкальской железной дороге, затруднив тем са-
мым продвижение белых.
21 июля создается Восточный фронт под командованием полковника Гайды.
Начальником штаба назначается подполковник Б. Ф. Ушаков. Основную нагрузку
теперь несли части Средне-Сибирского корпуса. Чехи в основном участвовали во
фланговых обходах25.
После контрнаступления Красной армии 29 июля части Восточного фронта
белых были вынуждены отойти. Ушаков едет в Иркутск и просит у Главного на-
чальника Иркутского округа полковника Элерц-Усова подкреплений и призыва в
войска молодых людей с высоким образовательным цензом. В частности, он пи-
шет: «Поддерживать порядок в округе и сформирование новой армии можно
лишь при наличии вооруженной силы из людей, умственный уровень которых
дорос до понимания государственных задач»26.
Разбив силы красных у разъезда Салзан, командование Восточного фронта
задумало операцию по полному уничтожению большевистских войск в Забайка-
лье. По этому замыслу начальник штаба фронта подполковник Ушаков во главе
десанта должен был высадиться в глубоком тылу противника в районе станции
Посольской и перерезать путь отступления красным, а это время полковник Пе-
пеляев нанесет фронтальный удар по красным от станции Танхой.
Предприятие это выглядело тем более опасным, что в распоряжении десант-
ного отряда было лишь три колесных пассажирских парохода, - «Бурят», «Феодо-
сий» и «Сибиряк», предназначенных исключительно для плавания по реке Ангаре.
Между тем на озере Байкал в это время года были часты настоящие бури, и хруп-
кие конструкции речных пароходов могли и не выдержать.
14 августа все части, назначенные в десант, сосредоточились в селе Листве-
ничном. Погода благоприятствовала операции: стояли теплые, ясные, солнечные
дни с довольно прохладными байкальскими утрами.
Посадка не заняла много времени. Первая часть отряда во главе с подпол-
ковником Ушаковым отплыла от пристани Лиственничной вечером 14 августа на
пароходе «Бурят» с тремя баржами на буксире, держась вблизи высоких скали-
стых берегов Байкала. На судах зорко следили за горизонтом, на котором могли появиться красные ледоколы «Байкал» и «Ангара. Предполагалось вначале прой-
ти немного на север вдоль западного берега озера Байкал, чтобы затем пересечь
его в наиболее узком месте. Ночью пароход «Бурят» настигла буря; его так броса-
ло, что колеса поочередно находясь над водой, не могли работать. В результате
пароход сел на мель, но, к счастью, не получил при этом сколько-нибудь серьез-
ных повреждений27.
В тот же день вечером вслед за «Бурятом» был отправлен второй транспорт
на пароходе «Феодосий» с двумя баржами под охраной дачного пароходика
«Сибиряк». Импровизированной флотилией командовал поручик Шидловский.
В Голоустном флотилия задержалась до ночи и выступила к Посольскому
Монастырю с таким расчетом, чтобы подойти к нему на рассвете, используя
утренний туман для маскировки. Суда при потушенных огнях вышли в озеро.
На рассвете 16 августа, при переменном тумане, флотилия подошла к низ-
кому болотистому берегу. Баржи имели высокую посадку, поэтому пароходы
бросили якоря в саженях 10-15 от берега.
Люди по трапам спустились с барж в воду и вброд добрались до берега.
Сразу же выяснилось, что станция находиться в 8-9 верстах от монастыря и доро-
ги к ней нет. Кругом болота. Сообщение с монастырем поддерживалось по узкой
тропе и мостками в одну доску. Это было неожиданностью для Ушакова.
После высадки, подполковник Ушаков разбил отряд на две части:
2-ю сотню Енисейского казачьего полка с орудием отправил кругом, через село
Кабановское по сухой и твердой дороге, а оставшиеся, под командой подпол-
ковника Ушакова, через болото отправились к станции Посольская. Местные
кулаки провели отряд через труднопроходимое болото.
К полудню чехи заняли станцию Посольскую, при этом они сняли повязки,
изображая мадьяр. Красных на станции не было. Телеграфная и телефонная связь
перешла под контроль чехов. Барнаульцы подошли к селу Большереченскому,
когда станция была уже занята.
В этот момент на станцию Посольская на моторной дрезине из Верхнеудин-
ска подкатил комиссар Миронов, которого чехи заверили, что они являются
мадьярскими частями Красной армии. И комиссар по наивности им сообщил, что
на станции Татауровой стоит наготове подрывной состав для минирования и
разрушения железнодорожного моста через реку Селенгу.
Две роты барнаульцев были поставлены на охрану железнодорожной линии
и прилегавшей к ней части деревни, а чешская рота поручика Янечека заняла воз-
вышенности в 5 км восточнее станции, разобрав там железнодорожный путь.
Две роты Барнаульского полка под командованием помощника командира полка
капитана Камбалина были посланы на запад, на разъезд №19, для того чтобы уст-
роить крушение красных эшелонов.
Тем временем Ушаков связался по телеграфу с Верхнеудинском и, выдавая
себя за командира мадьярского отряда, потребовал немедленно прислать поезд с
артиллерийскими снарядами и подрывными материалами. Поезд был выслан, и, не
доезжая до станции Посольская, потерпел крушение, прочно закупорив путь.
Прибыв на разъезд №19 отряд капитана Камбалина дождался первого поез-
да, пропустив его, как и было приказано, затем приступил к разборке железнодо-
рожного полотна. но в это время показался бронепоезд красных. Вслед за ним
следовали еще 4 поезда. Отряд Камбалина успел развернуть гайки на рельсах и
вынуть костыли, а рельсы оставили не тронутыми. «На полном ходу оба поезда
налетают на разрушенный участок и терпят крушение. Вагоны с адским грохо-том сталкиваются друг с другом, задние напирают на передние, становятся на
дыбы или валятся с насыпи в канавы. ….. Беглый огонь извинтовок и пулеметов,
крики и стоны раненых, обезумевших красноармейцев. Картина незабываемая,
ужасная, но и победная. Оба пути были загромождены и разрушены основа-
тельно»28.
Об этом эпизоде вспоминал красноармеец Андреев, ехавший в одном из
эшелонов:
«На ст. Боярская наш поезд остановил дежурный по станции и сообщил,
что связи с Посольской нет, и поэтому он задерживает поезд. Старший коман-
ды предлагает независимо от того, что прервана связь, немедленно отправить
эшелон.
Дежурный по станции дает отправление, и мы двигаемся на ст. Посоль-
скую. Проехали не более 8-9 верст. Вдруг сильный толчок приподнял наш вагон,
зазвенели стекла, сидящие на полках посыпались на пол, как горох. Заработали
пулеметы со всех сторон. Из вагонов понеслись стоны и крики. Мы выскочили из
вагонов, цепью расположились за правой стороной насыпи и стали отстрели-
ваться»29.
Вскоре появляются 9-й и 10-й эшелоны, но, видя впереди себя, что-то нелад-
ное высылают разведку. Сильным ружейным и пулеметным огнем барнаульцы
заставили эти эшелоны задним ходом убраться на разъезд Боярский. В резуль-
тате барнаульцы захватили большое количество пленных, патронов, оружия,
гранат и продовольствия. Комиссаров расстреляли на месте, остальных отправили
в Посольский монастырь. Потерь в их отряда не было. Таким образом, красные
были разделены на две группы, и связь между ними была прервана30.
На совещании командиров красных отрядов, который провел главком Се-
нотрусов, было решено прорываться через Посольскую. Половина сил была на-
правлена на запад, для отражения частей полковника Пепеляева, наступающего
от станции Мысовой. От захваченных барнаульцев, они получили почти досто-
верные данные о силе десанта (800 штыков). Правда, пленные преувеличили
количество орудий (наверно для устрашения красных). Главной задачей красных
было освободить броневик, и с его помощью прорваться через станцию Посоль-
скую31.
Ночь отряд капитана Камбалина провел спокойно, пытаясь установить связь
с полком. Под утро бой в их тылу стих. Через некоторое время перед отрядом
Камбалина появились крупные пешие и конные разведывательные части крас-
ных. Разгоралась перестрелка. Дымки паровозов красных эшелонов, ярко выде-
лялись на зеленом фоне тайги и продвигались к белым все ближе и ближе.
Неожиданно показались густые цепи красных со значительным количест-
вом пулеметов и начали наседать на отряд, в котором было всего 100-120 шты-
ков. Было ясно, что этого натиска отряду не выдержать, поэтому было решено
отступить к Посольскому монастырю, что к вечеру было исполнено. Там барна-
ульцы узнали о гибели подполковника Ушакова и о приказе вернуться на стан-
цию Посольскую32.
События у ст. Посольской развивались следующим образом. Подполковники
Ушаков и Вольский на дрезине выехали в направлении разъезда №19 для выбора
позиций на случай обороны. Неожиданное появление 1-го эшелона красных
заставило их быстро вернуться на станцию. Добравшись до Посольской, Ушаков
приказал войскам спешно занять позиции.


 
poruchik_LukashДата: Среда, 03.10.2012, 14:15 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 182
Статус: Offline
Две роты 3-го Барнульского полка заняли южную окраину села Большереченского. Чехи заняли восточный берег Большой речки и железнодорожный мост через неѐ.
Так как существовала опасность, что линия обороны белых может быть прорвана, Ушаков приказал уничтожить все небольшие железнодорожные мосты на пути следования красных поездов. Между тем 2-я ударная рота и половина солдат 1-й роты были посланы Ушаковым для обхода правого крыла неприятеля. Кроме того, барнаульцам было послано подкрепление в полсотни ударников. Оставшаяся часть 1-й роты поручика Гасека осталась в ожидании прибытия бронепоездов.
Едва роты Барнаульского полка заняли позиции, как закипел бой. Бронепоезд красных, продвинувшись к мосту, убийственным огнем стал фланкировать расположение 4-й роты. Значительные потери и невозможность держаться на открытой позиции, заставили оттянуть ее к самой окраине села. Цепи красных, при поддержке бронеавтомобиля упорно наседали на село с запада. Раза два этот бронеавтомобиль почти врывался в село, но каждый раз натыкался на сооруженные барнаульцами баррикады и осыпанный градом пуль возвращался назад.
Бой шел до поздней ночи и окончательно утих только к восходу солнца (33).
К утру 17 августа барнаульцы под давлением неприятеля были вынуждены отступить к сожженному железнодорожному мосту, но Ушаков отправился с резервом им на помощь. После жестокого боя все 8 большевистских поездов перешли в руки десантников. Пленные сообщили Ушакову, что все оставшиеся сзади большевистские поезда готовы сдаться.
Оценивая положение дел излишне оптимистически, подполковник Ушаков послал по направлению к Верхнеудинску две роты ударников, а сам, оставив одну роту ударников на станции, взял из состава большевистского поезда паровоз и вагон, с десятью ударниками и одной ротой 7-го полка отправился к разъезду № 19 на соединение с барнаульцами. Но барнаульцев на разъезде № 19 уже не было, и для Ушакова роковым оказалось то, что он приказал бойцам снять отличительные знаки, и что барнаульцы под командой подполковника Вольского не дали знать о своем отступлении.
Перед разъездом № 19 подполковник Ушаков неожиданно оказался под огнем большевистских постов. Думая, что это недоразумение, Ушаков вместе со своим адъютантом подпрапорщиком ударного батальона Станичичем выскочил из вагона. Он крикнул: «Братцы не стреляйте - это я, подполковник Ушаков!» и первым отбросил пояс с револьвером. Когда он понял, что произошла ошибка, было уже поздно – их окружили. Тогда, надеясь спастись, Ушаков объявил, что прибыл для переговоров. По-видимому, он и в самом деле надеялся, что красные готовы сдаться. В результате Ушаков с адъютантом были отправлены в штаб отряда Мюллера, а паровоз с ударниками был отпущен к своим.
Подполковник Ушаков заявил: «Вы окружены и поэтому продолжать сопротивление нет смысла. Командир десантных частей полковник Ушаков советует вам сложить оружие и гарантирует сохранить всем не только жизнь, но и полную свободу». Далее адъютант Ушакова пытался убедить венгров сдаться. Последние, посчитав это за агитацию, самовольно расстреляли невольных парламентеров (34).
Когда от них на станции стало известно о пленении Ушакова, ударники, побросав все лишнее, захватив только гранаты и патроны, бросились к разъезду № 19 выручать своего любимого командира. Но перед разъездом они наткнулись на настоящий поток примерно в три тысячи красных. Несмотря на все усилия, отбить Ушакова не удалось.
«Все патроны были расстреляны, гранаты также и приходилось отступать с тяжелым чувством невозвратимой потери, с чувством бессилия сделать для любимого человека что-то большее», - рассказывал по «горячим следам» в конце августа 1918 года казак 2-й сотни Енисейского полка Иван Соловьев (35).
Впоследствии страшно изуродованное тело подполковника Ушакова и его адъютанта были найдены в перелеске у железнодорожной линии у разъезда Тимлюй (36). Люди, видевшие трупы, сообщали о том, что они сильно изуродованы, причем, раны наносились не только штыком, но еще каким-то полутупым предметом (37). Адъютант Ушакова был подвешен, облит бензином и сожжен (38).
Сибирский доброволец капитан Кириллов воспоминал: «… мне вместе с прапорщиком Шаппелем пришлось сопровождать до штаба кап. Гайды тела зверски убитых полк. Ушакова и его адъютанта, которые были найдены в лесу и положены на дрезину.
На лице полк. Ушакова было много штыковых ран, — все лицо его было обезображено и изуродовано, уши, нос и язык отрезаны, глаза выколоты, все тело было также покрыто глубокими штыковыми ранами. Очевидно, его пытали и мучили прежде, чем убить. Страшно обезображен и изуродован был также труп и прапорщика-чеха, адъютанта полк. Ушакова. Сибирскими войсками и чехословаками трупы были засыпаны полевыми цветами.
В этот момент доложили, что прибыла партия пленных. Гайда не оборачиваясь, резко сказал с характерным чехословацким акцентом — «под пулемет».
Партия пленных, где было много мадьяр, была немедленно отведена в горы и расстреляна из нескольких пулеметов» (39).
Для выяснения обстоятельств и причин смерти подполковника Ушакова была назначена следственная комиссия под председательством командира Байкальского полка полковника Пархомова. Подполковник Вольский был отстранен от командования полком. Результаты следствия неизвестны, хотя полковник Камбалин, считал, что в гибели Ушакова больше повинен капитан Дворжак, чем подполковник Вольский, который уже в ноябре месяце вновь командовал Барнаульским полком.
17 августа обстановка в десантном отряде резко изменилось. Подполковник Вольский, как старший по званию, принял командование отрядом, но штаб ударного батальона во главе с капитаном Дворжаком продолжал распоряжаться посвоему. В результате двоевластие пагубно сказалось на действиях десанта. Двоевластие в десантном отряде, отсутствие продовольствия и начавшийся дождь, привели к тому, что отряд оставил свои позиции, двинувшись на запад по тайге навстречу частям полковника Пепеляева.
Весь день 19 августа Барнаульский полк и ударный чешский батальон проплутали в тайге и только утром 20 августа соединились со своими (40).
августа войска полковника Пепеляева подошли к станции Посольской и к вечеру заняли еѐ. Газеты сообщали, что на станции сдалось в плен 400 красноармейцев. Захвачено 47 воинских эшелона, один санитарный эшелон с персоналом, 500 лошадей, два тяжелых орудия (6-ти дюймовых), легкие орудия, два бронированных поезда, бронированные автомобили, много легковых автомобилей, типография газеты "Красноармеец", штаб 2-го советского сибирского корпуса и много сахара (41).
До сих пор эта операция не получила своего исторического признания. В ходе нее 400 человек были взяты в плен, примерно 1000 была убита, примерно столько же разбежалось и только 465 человек вышли из боя, продолжив борьбу.
После этого сражения большевики прекратили открытое сопротивление в Забайкалье, уйдя в подполье. С Советской властью в Забайкальем было покончено. Это был выдающийся успех полковников Гайды и Пепеляева и подполковника Ушакова. Недаром Пепеляев и Гайда были награждены орденом Св. Георгия 3-й степени (42), им было присвоено звание генералов, а Ушакову решением Чехословацкого национального комитета посмертно было присвоено звание полковника Чешской армии и он был награжден орденом «За свободу» (43)...
Приказом № 65 от 3 декабря 1918 года А.В. Колчак по удостоению Георгиевской Думы Восточного фронта (заседание 30 августа 1918 г. в г. Чите) посмертно наградил орденом Св. Георгия 4-й степени начальника штаба Байкальского фронта подполковника Б.Ф. Ушакова за разгром красных войск на участках Выдрино – Мурино – Салзан - Танхой – Мысовая – Посольское (44).
27 офицеров Барнаульского полка, убитых в бою у станции Посольская, похоронили в братской могиле на восточном берегу Большой речки вблизи железнодорожного моста. 23 августа в Верхнеудинске состоялись похороны полковника Б.Ф. Ушакова (45).
Однако по просьбе властей Канска, тело Ушакова решено было перезахоронить в этом городе и установить рядом с его могилой часовню. 26 августа гроб с телом Б.Ф. Ушакова был доставлен в Иркутск. Сопровождали своего командира солдаты ударного батальона 2-й чехословацкой дивизии. Лицом полковник был развернут к Канску. Тело накрыто чехословацким флагом (46). После панихиды тело Ушакова было доставлено в Канск (47).
В первых числах сентября возникла идея проекта памятника полковнику Ушакову на месте боя. Но война помешала его осуществить.
Добавим, что о героях со стороны «белых», некогда любимцах народа, стали забывать задолго до окончания Гражданской войны. Так, концерт в память Б.Ф.Ушакова в Иркутске в сентябре 1918 года не собрал полного зала. Провалился и аукцион по сбору средств (48). К сожалению, человеческая память часто бывает очень жестокой.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
1 Голос Сибирской армии (Пермь). - 1919.- 26 мая; Известия отряда Чешско-словацких
войск.- №4, 1918; http://www.grwar.ru/persons/persons.html.
2 Общий список офицерским чинам Русской Императорской армии. – Санкт-Петербург,
1909. – С.137.
3 http://www.grwar.ru/persons/persons.html
4 Голос Сибирской армии (Пермь). - 1919.- 26 мая; Русский инвалид. - 1916. – 28 августа.
5 Там же.
6 Цит. по: Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, №6, 1999. – С.74.
7 Известия отряда Чешско-словацких войск. - №4. 1918.
8 Цит. по: Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, №6, 1999. – С.73.
9 Голос Сибирской армии(Пермь). – 1919.- 26 мая.
10 Голос Сибирской армии(Пермь). – 1919.- 26 мая.; Известий отряда Чешско-словацких
войск». - №5,1918.
11 Цит. по: Клеванский А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус.–
Москва, 1965. – С.159.
12 Голос Сибирской армии (Пермь). – 1919.- 26 мая.
13 Архивное агентство Красноярского края (ААКК), ф.1814, Оп.1, д.10, л.1.
14 Красноярский рабочий. – 1918 год – 6 июня.
15 Там же.
16 Там же.
17 Голос Сибирской армии (Пермь). – 1919.- 26 мая.
18 Красноярский рабочий. – 1918 год – 6 июня.
19 Там же.
20 Там же.
21 ААКК, Ф. 64.Оп.7. Д.147. Л.8.
22 Там же , Ф. 64. Оп.5. Д.413. Л.2.
23См. Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, №8, 2000. – С.8.
24 Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири.- Москва, 2005.- С.78.
25 Там же. - С.86-.88.
26 Цит. по: Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, №6, 1999. – С.74.
27 Цит. по: А.А. Петров. Десантная операция Сибирской армии на Байкале в августе 1918
года.// http://www.bfrz.ru/cgi-bin/load.cgi
28 А. Камбалин. Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бой у станции Посольской 14-20 августа 1918 года; //Вестник общества Русских ветеранов Великой войны. №121-122. С.20.
29 Цит. по: Гудошников. Очерки. – Иркутск, 1959. – С.99.
30 А. Камбалин. Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бой у станции Посольской 14-20 августа 1918 года. //Вестник общества Русских ветеранов Великой войны. №121-122. С.20.
31 См. Там же. – С.231, 232.
32 А. Камбалин. Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бой у станции Посольской 14-20 августа 1918 года. //Вестник общества Русских ветеранов Великой войны. №121-122. С.22.
33 А. Камбалин. Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бой у станции Посольской 14-20 августа 1918 года. //Вестник общества Русских ветеранов Великой войны. №121-122. С.22.
34 Этих дней не смолкнет слава. - Москва, 1958. – С.233; А.А. Петров. Десантная операция Сибирской армии на Байкале в августе 1918 года.
35 Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 7 сентября.
36 В.С. Пуляев. Исторические летописи на берегу Байкала. – Иркутск, 2000. - С.74.
37 Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 7 сентября.
38 Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 23 августа.
39 Цит. по: А.А. Петров. Десантная операция Сибирской армии на Байкале в августе 1918 года.// http://www.bfrz.ru/cgi-bin/load.cgi
40 А. Камбалин. Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бой у станции Посольской 14-20 августа 1918 года. //Вестник общества Русских ветеранов Великой войны. №121-122. С.24.
41 Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 21, 23 августа.
42 Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. – Москва, 2004. –
С. 865,867
43 Свободный край (Иркутск). – 1918, 23 августа.
44 Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. – Москва, 2004. –
С. 867.
45 Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 25 августа; По другим данным (Свободный край
(Иркутск). – 1918 – 22 августа), Б.Ф. Ушаков был похоронен в Верхнеудинске 22 августа.
Первая панихида состоялась 21 августа в штабе войск Восточного фронта в Иркутске.
46 Свободный край (Иркутск). – 1918, 28 августа.
47 Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, №6, 1999. – С.75.
48 Сибирский край (Иркутск).- 1918.- 24 сентября.

ОПУБЛИКОВАНО:

ББК 63.3(2)612-9
Гражданская война на Урале: Материалы II Международной научно-
практической конференции «Гражданская война на Урале» (г.Кунгур, 7-8 октября
2011г.)/ Автономная некоммерческая организация «Историко-архивный музейный
центр «РЕТРОспектива». – Пермь, 2011. – 144с., илл.

ISBN 978-5-903777-11-2
Отпечатано:
ООО «Типография «Астер»
г. Пермь, ул. Усольская, 15.
Тел.: (342) 249-54-01
Тираж 500 экз.
© Коллектив авторов, 2011
© АНО «ИАМЦ «РЕТРОспектива»


 
Форум » . Боевая часть » Люди... » Полковник Б.Ф. Ушаков
Страница 1 из 11
Поиск: